2 мин.

367

Ноутбук Ранджита: когда случайно нажал «ответить всем»

Photo by @alesnesetril via Unsplash.com

Пропавший ноутбук Фирмы приобретает мифический статус после сбоя электронной почты. Если вы работали в Фирме в августе 2006 года, вы, без сомнения, помните ноутбук Ранджита (Ranjit’s laptop). Если нет, тогда устраивайтесь поудобнее — поделюсь историей про то, что произошло, когда многие коллеги из Фирмы ответили на электронное письмо, облетевшее весь земной шар. Послание вызвало в жизни классику сатирического юмора в McKinsey.

Однажды утром в один из понедельников августа 2006 года огромному списку рассылки был случайно отправлен запрос «о пропаже ноутбука Ранджита», который впоследствии был многажды перенаправлен с ответами из разных уголков мира.

Сотрудники Фирмы отвечали с разной степенью участия:

«Пожалуйста, исключите меня из переписки».
«Владельцы в курсе проблемы; давайте перестанем отвечать всем, чтобы избежать дальнейшего раздражения».
«Всех сотрудников Фирмы поставили в копию или кого-то забыли?».
«Для лучшего ответа, пожалуйста, укажите крайний срок и поставьте в копию конкретного сотрудника, который Вам нужен. Спасибо. P.S.: Отправлено со смартфона BlackBerry Ранджита».
«Я видел какой-то забытый ноутбук в зале ожидания аэропорта».

Поступило так много сообщений от сотрудников, умоляющих не ставить их в копию этой переписки, что два бизнес-аналитика решили произвести расчёт ради интереса. Их презентация PowerPoint под названием «(Не самый) таргетированный подход к поиску ноутбука Ранджита» была сделана ещё в начале инцидента, и хотя она не отражает истинный масштаб сотен писем, которые продолжат поступать, она содержит весьма интересный и ироничный анализ ситуации.

Итак, два бизнес-аналитика подсчитали, что 45% сообщений были отправлены партнёрами в течение 7 часов с момента получения. Их анализ показал, что альтернативные издержки этой email-кампании были эквивалентны 486 дням работы бизнес-аналитика и 12 дням времени старшего партнёра или 28 дополнительным телефонным переговорам с клиентами.

[Добавлю, что McKinsey остались верны своим правилам конфиденциальности. И даже в этих слайдах некоторые моменты затерты.]

«Не плохо! — говорилось в одном из множества электронных писем, последовавших в ответ на их презентацию. — Однако в соответствии с нашими ценностями… эффект от «упущенных клиентов» на самом деле в 10 раз больше упущенной прибыли… т. е. на 1,25 миллиона долларов».

В другой служебной записке предлагалось плыть в Стокгольм и доставить пропавший ноутбук, если это поможет остановить переписку с активированной функцией «ответить всем».

Старший партнёр Фирмы в Нью-Йорке был в восторге от остроумных ответов и просил НЕ прекращать переписку:

«Я, например, не хочу, чтобы меня исключили из списка. Это интереснейшая группа, не хуже Facebook или MySpace [это был 2006 год!]. Ноутбук Ранджита. Может, нам стоит организовать веб-мероприятие, как после фильма «Змеиный полёт»? «Пропавший ноутбук», «Стокгольмский синдром», «Компьютеры сошли с ума»… Мы можем делать рассылки или фирменные футболки. Сделаем это главной частью нашего Дня ценностей Фирмы. Начнётся обмен ноутбуками среди выпускников. Давайте используем это как возможность улучшить наше чувство юмора и скорость печати».

Получатели первоначального письма так и не были проинформированы о том, что именно случилось с ноутбуком Ранджита. И хотя мы этого уже никогда не узнаем, данный инцидент вызвал активные обсуждения и размышления в офисах и командах Фирмы по всему миру, которые сохраняются даже по сей день.

Вероятно, сотрудники McKinsey вовсе не такие уж серьёзные, как это кажется, –  по крайней мере, не всегда.

Источник: перевод McKinsey