13 мин.

244

MIT Technology Review: Следующий слайд, пожалуйста! Краткая история бизнес-презентации

Photo by @steve_j

От слайд-шоу на миллион долларов до презентации iPhone Стива Джобса – немного шоу никогда не повредит старому доброму бизнесу.

На дворе 1948 год – не лучший год для алкоголя. Запрет на его продажу как пришёл, так и ушёл, и выпивка снова стала доступна на рынке для потребителей. Эти изменения становятся особенно очевидны из ежегодного собрания по продажам алкогольного концерна Seagram, развернувшего активную программу в 11 городах для стимулирования продаж своей продукции по всей стране. Средств не пожалели. Чего только стоит двухчасовая пьеса о жизни продавца виски с участием профессиональных актёров театра, а также красивые витрины в вестибюле и бесплатные напитки. Но настоящая изюминка – это слайд-шоу.

Назвать Seagram-Vitarama просто слайд-шоу – ничего не сказать. Это целый поток впечатлений: сотни изображений процесса дистилляции, положенных на музыку, проецируются на пять экранов размером 12×5 метров. «Презентация состоит из картинок, но при этом она не статична, – комментировал один из восторженных зрителей. – Общее впечатление: просто великолепно!». Вдохновлённое презентацией Eastman Kodak на Всемирной выставке 1939 года, слайд-шоу Seagram-Vitarama является первой аудио- и видеопрезентацией, которая была организована для корпоративного собрания по продажам. И уж точно не последней.

В конце 1940-х технологии мультимедиа были новинкой. Однако уже к началу 1960-х годов почти все компании с национальными рекламными бюджетами использовали мультимедийное оборудование – 16-миллиметровые проекторы, слайд-проекторы, диапроекторы и кодоскопы – в своих тренингах по продажам и рекламных кампаниях, а также для связей с общественностью и в рамках внутренних коммуникаций. Многие брали к себе в штат аудио- и видеорежиссеров, которые были не просто техническими специалистами, но настоящими шоуменами. Потому что, хотя презентации и имеют репутацию чего-то утомительного (если они сделаны правильно), они всё же имеют элемент театральности. Мир бизнеса знает это. Ещё со времен Vitarama компании используют драматическую силу визуальных образов, чтобы продавать свои идеи миру.

Следующий слайд, пожалуйста!

Щёлкающий звук перелистывания слайдов оглушает. Но это не важно, потому что шампанское льётся рекой, и звуковая система работает громко. 2 500 почётных гостей и VIP-персон в аудитории слушают часовую оперетту о путешествии класса люкс. На сцене – огромный хор, Стокгольмский филармонический оркестр в полном составе, и около 50 танцоров и исполнителей порхают вокруг пары седанов Saab 9000CD. Позади них на большом экране высотой 8 метров проносятся потрясающие изображения хромированных деталей, кожаных сидений и открытых дорог. Все изображения аналоговые: почти 7000 диапозитивов, аккуратно расставленных в системе из 80 проекторов Kodak. На дворе 1987 год, и это самое большое слайд-шоу в мире.

До появления PowerPoint и задолго до цифровых проекторов миром правили 35-миллиметровые слайд-плёнки. Они были более крупные, чёткие и менее дорогостоящие в производстве, чем 16-миллиметровая плёнка, а, кроме того, более красочные и с более высоким разрешением, чем видео. Таким образом, 35-миллиметровые слайды были единственной технологий, которую можно было задействовать при проведении особо важных презентаций перед генеральными директорами и высшим руководством на ежегодных собраниях акционеров, персонала и службы продаж. Эти презентации, известные в бизнесе как «мультиграфические» шоу, требовали хоть и небольшой, но целой армии продюсеров, фотографов и других специалистов по организации живых выступлений. Сначала нужно было написать сценарий, сделать раскадровку и организовать звуковое сопровождение для всего шоу. Потом нужно было отобрать изображения из библиотеки, организовать фотосессии, создать анимацию и спецэффекты. Техник в белых перчатках проявлял, монтировал и вытирал пыль с каждого слайда, прежде чем опустить его в карусель. К пультам управления подводились тысячи сигналов, бесперебойная работа которых неоднократно тестировалась перед важным событием, потому что порой компьютеры зависают, лампочки проектора перегорают, карусели со слайдами застревают.

«Как представишь себе всё это оборудование, бесконечные подключения, многочисленные нюансы, то понимаешь, что это просто чудо, что всё это может работать», – говорит Дуглас Месни, коммерческий фотограф, ставший продюсером слайд-шоу, чья компания Incredible Slidemakers организовывала презентацию для Saab с использованием 80 проекторов.

Сейчас ему 77 лет, и на пенсии он занимается тем, что организовал архивирование для ныне забытого искусства слайдов. В начале 1970-х годов Месни переключился на создание мультиграфических шоу после того, как однажды оказался впечатлён презентацией с использованием шести экранов на Нью-Йоркской выставке яхт и катеров в 1972 году. Он снимал развороты для Penthouse и автомобильных журналов, время от времени беря с собой один или два проектора Kodak на встречи с клиентами, заказывавшими рекламу. «Однажды ты вдруг видишь сразу шесть проекторов и на что они способны, и думаешь: «вот это да!»», – вспоминает он.

«Однажды ты вдруг видишь сразу шесть проекторов и на что они способны, и думаешь: «вот это да!»».

Шесть проекторов было только началом. На пике своей карьеры Месни использовал в организуемых им презентациях до 100 проекторов, соединённых вместе головокружительными установками. С несколькими проекторами, направленными на один и тот же экран, он мог создавать сплошные панорамы и сложные анимации, синхронизированные с лентой. Несмотря на высокую степень риска того, что что-то может пойти не так при проведении подобных зрелищ, презентации Менси всегда вызывали восхищение публики и делали компании в её глазах просто гигантами. Среди клиентов Месни были IKEA, Saab, Kodak, Shell. Он распоряжался производственными бюджетами в сотни тысяч долларов – а в мультиграфическом бизнесе это считалось «дёшево». Более крупные аудио- и видео-постановочные компании, такие как Carabiner International, брали до 1 миллиона долларов за организацию корпоративных событий, разбавляя свои «стандартные» мультиграфические презентации световыми лазерными шоу, танцевальными номерами и ведущими артистами и исполнителями, такими как Hall & Oates, Allman Brothers и даже Маппеты. «Я сравниваю это с гастролями рок группы, хотя я никогда не ездила на гастрольном автобусе», – говорит Сьюзан Бакленд, программист слайдов, которая провела большую часть своей карьеры за экраном в компании Carabiner.

С момента своего основания в 1976 году и до середины 1980-х годов торговая Ассоциация производителей слайдов выросла с нуля до 5000 членов. На пике развития мультиграфического бизнеса в нём работало около 20 000 человек, обслуживающих несколько фестивалей и четыре различных отраслевых журнала. На одном из них в 1980 году был изображен сияющий профиль Дугласа Месни. Когда его спросили о прогнозе относительно будущего слайд-индустрии, он ответил: «За один год индустрия может как взлететь, так и потерять бизнес». Он не ошибся.

В то время около 30 производителей электронных устройств для программирования слайд-шоу соперничали за деньги мультиграфической индустрии. Чтобы удовлетворить спрос на впечатляющие шоу, технология быстро эволюционировала от устройств ручной смены кадров и базовых систем управления (на основе перфорированных лент и позже аудиокассет) до специализированных компьютеров для управления слайдами, таких как AVL Eagle I, которые могли управлять 30 проекторами одновременно. Eagle, который поставлялся с программным обеспечением для обработки текстов и учёта, был настоящим бизнес-компьютером – настолько, что, когда Eagle отделился от своей материнской компании Audio Visual Labs в начале 80-х годов, он стал одним из самых многообещающих компьютерных стартапов Кремниевой долины. Летом 1983 года компания Eagle стала публичной, что сделало её президента Денниса Р. Барнхарта мультимиллионером. Всего через несколько часов после IPO Барнхарт пролетел на своем новеньком вишнёво-красном Ferrari через ограждение возле штаб-квартиры компании в Лос-Гатосе, штат Калифорния, перевернулся в воздухе, врезался в овраг и погиб. Вскоре после этого пришёл конец и всей слайд-индустрии.

Дуглас Месни любит говорить, что если вы раньше никогда не видели слайд-шоу, то никогда уже и не увидите. Оборудование, на котором их можно показывать, больше не делают. Сами слайды редко отправлялись в архив. Иногда можно найти затерявшиеся в кладовке несколько коробок со старыми слайдами и проектором, которые даже могут оказаться ещё целыми, но, за исключением нескольких любителей и программистов на пенсии, ноу-хау по восстановлению и постановке мультиграфических слайд-шоу теперь большая редкость. Это оставляет бывших профессионалов этой сферы в большой растерянности. «Все мы невероятно огорчены тем фактом, что ни один из модулей не уцелел, – говорит Сьюзан Бакленд. – Это как когда у тебя нет прошлого, потому что ты не можешь его объяснить». Вся индустрия, существовавшая на неожиданном пересечении аналоговых технологий и высокотехнологичного искусства, возникла и исчезла чуть более чем за 20 лет.

Презентации, как и порнография, всегда заставляли технологии двигаться вперед. Во времена мультиграфических презентаций такие продюсеры, как Месни, использовали возможности слайдов по максимуму, привлекая все доступные инструменты для создания ещё более крупных и смелых шоу. Месни утверждает, что установил рекорд скорости на суше со своей презентацией продолжительностью три минуты, в которой использовалось 2 400 слайдов, но даже на максимальной скорости слайды были статичны. В отличие от компьютеров, которые использовались для управления ими, – очень скоро они шагнут в своём развитии далеко за пределы слайд-индустрии. «В то время компьютеры были достаточно быстры, чтобы давать команды слайдам, но не достаточно для того, чтобы создавать изображения, – объясняет Стивен Михельсен, бывший программист слайдов, который занимается восстановлением и показом старых мультиграфических слайд-шоу в своём гараже в Делавэре. – Потребовалось ещё 10 или 15 лет, прежде чем мы могли запускать слайд-шоу со своего компьютера и изображения выглядели достойно».

Последний диапроектор сошёл с конвейера в 2004 году. Внутренняя часть его корпуса была подписана заводскими рабочими и руководством Kodak, прежде чем устройство было передано в Смитсоновский институт. Люди произносили тосты и речи, но к тому времени это были прощальные речи, ибо PowerPoint уже завоевал мир.

Появление PowerPoint

Отель Regina – это чудо в стиле модерн с видом на сад Тюильри и Лувр. Однако в тот день в 1992 году конференц-залы Старого Света были оснащены передовыми видеотехнологиями: в глубине комнаты был установлен цветной проектор размером с небольшой холодильник и стоимостью более 100 000 долларов, на прогрев которого требовался целый час. За 48 часов до этого команда технических специалистов потратила большую часть времени на устранение всех неполадок, чтобы, не дай бог, что-то пошло не так, когда Роберт Гаскинс, требовательный архитектор нового программного обеспечения под названием PowerPoint 3.0, войдёт в зал. Он будет держать ноутбук под мышкой, и когда он дойдет до кафедры, то возьмёт видеокабель, подключит его и впервые продемонстрирует то, что с тех пор будет воспроизводиться миллиарды раз, – видеопрезентацию, запущенную прямо с ноутбука, в полном цвете. Аудитория, состоящая из сотрудников Microsoft со всей Европы, сойдёт с ума от увиденного. Они «сразу поняли, каким будет будущее для презентаций, – писал позже Гаскинс. – И раздались оглушительные аплодисменты».

Сейчас трудно представить себе оглушительные аплодисменты в честь PowerPoint – точно так же, как и кого-то иного вместо Роберта Гаскинса, стоящего за этой самой кафедрой и открывающего эру PowerPoint. Презентации у него в крови. Его отец управлял аудио- и видеокомпанией, а их семейный отпуск обычно включал поездку на фабрику Eastman Kodak. Во время учёбы в аспирантуре в Беркли Гаскинс возился с машинным переводом и кодировал компьютерные хокку. Позже он сбежал в Кремниевую долину в поисках состояния, прежде чем получил тройную докторскую степень по английскому языку, лингвистике и информатике. Вместе с тем, он принёс с собой глубокое уважение к гуманитарным наукам, взяв в свою команду единомышленников-полиглотов, в том числе непропорционально большее количество женщин, назначенных на технические должности. Поскольку Гаскинс позаботился о том, чтобы в его офисах – единственном в то время подразделении Microsoft в Кремниевой долине – размещалась достойная музея коллекция произведений искусства, архитекторы PowerPoint проводили свои дни среди работ Фрэнка Стеллы, Ричарда Дибенкорна и Роберта Мазервелла.

Предложение Гаскинса 1984 года для PowerPoint, написанное, когда он был вице-президентом по разработке продуктов в стартапе Forethought в Саннивейле, представляет собой манифест из ключевых тезисов. В нём описывается пока ещё в значительной степени скрытая от глаз, зарождающаяся индустрия бизнес-презентаций стоимостью 3,5 миллиарда долларов, которой будут крайне нужны чёткие, эффективные слайды. В манифесте перечислены технологические тенденции (лазерные принтеры, цветная графика и WYSIWYG-редакторы), которые указывают на зарождающийся рынок презентаций, разрабатываемых на персональных компьютерах. Это был удивительно пророческий документ. Вместе с тем, Гаскинс выделил курсивом только один пункт во всём списке.

Преимущества для пользователя:

Позволяет автору контента управлять презентацией.

В этом заключалась ключевая мысль Гаскинса: суть презентации неизбежно размывается, когда её производство отдаётся в другие руки. В начале 80-х он имел в виду это в буквальном смысле. Первые две версии PowerPoint были созданы, чтобы помочь руководителям самостоятельно создавать материал для кодоскопов и 35-миллиметровые слайды, а не отдавать эту работу секретарям или в агентства.

PowerPoint стал символом чего-то презрительного и совершенно недостойного в офисной жизни – в 2001 году журнал New Yorker охарактеризовал его как «программное обеспечение, которое вы навязываете другим людям».

«В 50-х, 60-х и начале 70-х годов поток информации был небольшой», – объясняет Сэнди Битнер, бывший генеральный директор Genigraphics, компании по производству бизнес-графики, которая в течение нескольких десятилетий была лидером отрасли профессиональной презентационной графики. Их клиентами были в основном ведущие компании из списка Fortune 500, а также правительственные учреждения, имеющие достаточно ресурсов для создания полноцветных диаграмм, 3D-визуализаций и других высокотехнологичных изображений на слайдах. Остальные должны были довольствоваться ацетатной плёнкой – и воспринимать на слух. «До появления PowerPoint, – говорит она, – коммуникации между людьми осуществлялись в чёрно-белом формате. В такой среде так много чего не хватало».

Битнер руководила национальной сетью сервисных бюро Genigraphics, которые находились в каждом крупном американском городе и в которых работали художники-графики, готовые создавать, редактировать и печатать слайды 24 часа в сутки, 365 дней в году. Компания была настолько важна в индустрии бизнес-презентаций, что Гаскинс договорился о сделке, чтобы сделать Genigraphics официальным сервисом по производству 35-миллиметровых слайдов для PowerPoint 2.0; команда меню «Отправить в Genigraphics» была встроена в интерфейс PowerPoint вплоть до 2003 года. Кстати, примерно в это же время Kodak прекратила производство карусельных слайд-проекторов.

Гаскинс ушел из Microsoft в 1993 году и переехал в Лондон. Он вернулся в Штаты 10 лет спустя в качестве эксперта по винтажным гармоникам. К тому времени PowerPoint стал символом чего-то презрительного и совершенно недостойного в офисной жизни. В 2001 году журнал New Yorker охарактеризовал его как «программное обеспечение, которое вы навязываете другим людям»; статистик Эдвард Тафти, известный своими элегантными монографиями о визуализации данных, лихо свалил всю вину за катастрофу шаттла «Колумбия» в 2003 году на один нерадивый слайд PowerPoint. Программное обеспечение Гаскинса, утверждал Тафти, производит бесконечные, напичканные слоганами, требующие излишних усилий презентации с чрезмерной иерархичностью, изобилующие «графическим мусором» и лишённые реального смысла. Неудивительно, что корпорациям-разработчикам программного обеспечения это понравилось.

Роберт Гаскинс на удивление прислушивался к этом взглядам не в последнюю очередь потому, что мать Тафти – Вирджиния Тафти, специалист по эпохе Возрождения, – была наставницей Гаскинса, когда он был студентом английской кафедры Университета Южной Калифорнии. В своих размышлениях, написанных в 20-ю годовщину появления PowerPoint, Гаскинс признавал, что «большая часть деловых и академических речей выглядят как плохая попытка проведения презентации по продажам», – феномен, в котором он обвинял как «массовое отсутствие вкуса», так и сам PowerPoint, инструмент настолько мощный, что он оказался способен разрушить все ранее существовавшие контексты. Не всё является презентацией, цель которой – продать; да и не должно быть. Вместе с тем, PowerPoint значительно упростил добавление мультимедийных эффектов к неформальным материалам, предоставив непрофессиональным пользователям возможность принимать стилистические решения, которые когда-то были прерогативой профессионалов. Перефразируя раннюю печатную рекламу PowerPoint, теперь человек, делающий презентацию, представлял её публике. А то, что люди не всегда были хороши в этом, казалось, не имело значения.

Что действительно важно, так это то, что презентации теперь стали использоваться не только для годовых собраний и важных идей, которые оправдывали затраты и усилия по подготовке цветных слайдов. «Масштаб информации и аудитории, которые стали возможны с PowerPoint были просто невероятны, – говорит Битнер, чья компания чудом сохранила своё существование в виде шаблонов и картинок в PowerPoint. – Это резко и довольно быстро открыло новые каналы. Сейчас нет ни одного учащегося на любом уровне, который бы не видел презентацию PowerPoint». Действительно, PowerPoint используется даже в религиозных проповедях, школьниками при подготовке отчётов о прочитанной литературе, на похоронах и свадьбах. В 2010 году Microsoft объявила, что программа PowerPoint была установлена на более чем 1 миллиарде персональных компьютеров по всему миру.

Учитывая масштаб, влияние PowerPoint на то, как осуществляются коммуникации в мире просто неизмеримо. Вместе с тем, измерить можно кое-что другое: компания Microsoft выросла в десять раз за те годы, когда Роберт Гаскинс руководил её графическим бизнес-подразделением, и в 15 раз после этого. Технологические корпорации, такие как сама PowerPoint, просто взлетели. Как и их большие презентации, которые больше не проводятся за закрытыми дверями – теперь они являются полупубличными, и за ними охотно и с энтузиазмом наблюдают потребители по всему миру. Больше не нужно беспокоиться о том, что карусель со слайдами застрянет, но всё равно иногда что-то идёт наперекосяк: от глючных технических демонстраций до плохо отрепетированных театральных номеров.

Когда всё работает как надо, хорошая презентация способна стимулировать рынок и создавать репутацию. Конечно, такая эволюция не была исключительно заслугой Microsoft. Потому что, пожалуй, самая запоминающаяся бизнес-презентация всех времён – анонс iPhone Стивом Джобсом на Macworld в 2007 году – была сделана вовсе не в PowerPoint. То было в Keynote.

Источник: перевод статьи Клэр Л. Эванс, писательницы и музыканта, исследователя экологии, технологии и культуры, MIT Technology Review