2 мин.

808

Rosso Corsa: как Энцо Феррари выбрал «гоночный красный» для своих машин

Photo: @photograffihk via Unsplash.com

У каждого цвета есть своя история. Эта заметка посвящена красному цвету и тому, как он стал ассоциироваться с гоночным и с Ferrari.

В сентябре 1907 года хорошо сложенный мужчина сидел за столом в своем поместье на острове Гарда. После его возвращения домой прошел уже месяц, но следы солнечных ожогов еще не до конца сошли. Он был по-прежнему слегка изможден, но весьма доволен собой.

Некоторые говорят, что наше путешествие доказало прежде всего одно, — пометил в дневнике гонщик, — а именно то, что доехать на автомобиле от Пекина до Парижа невозможно.

Пометка из дневника итальянского аристократа, промышленника, гонщика принца Сципион Боргезе

Принц, конечно, шутил, поскольку сделал именно это.

История началась несколько ранее, когда французская газета Le Matin на первой странице номера от 31 января 1907 года бросила вызов читателям:

«Отважится ли кто-нибудь отправиться этим летом на автомобиле от Пекина до Парижа?»

Исследователь из дома Боргезе, уже путешествовавший по Персии, немедленно откликнулся на приглашение наряду с четырьмя другими претендентами, тремя французскими командами и одной голландской.

В качестве приза победителю обещали ящик шампанского марки Mumm и национальную славу. Разумеется, Боргезе, гордый итальянский аристократ, пожелал выдвинуться на автомобиле, сделанном в своей стране. На тот момент выбор был небогат: Боргезе остановился на «тяжелой, но мощной» модели 40-HP Itala из Турина, окрашенной в кричаще-красный цвет.

Дистанция пробега составила около 12 000 миль. Путь пролегал мимо Великой Китайской стены, по пескам пустыни Гоби и по Уральским горам. Итальянский гонщик был настолько уверен в победе, что значительно отклонился от маршрута, чтобы посетить со своей командой бал в Санкт-Петербурге, данный в их честь.

Пилоты и их машина наравне разделили все тяготы пути. До старта автопробега один из приятелей принца, журналист Луиджи Барзини, описывал их Itala так:

«Она производила впечатление неотвратимости цели и движения».

В российском Иркутске, Itala выглядела уже довольно жалко. Даже после тщательных стараний Этторе, механика Боргезе, «она осталась обветренной и потрепанной и, как и мы все, несколько помрачнела». К тому времени, как компания добралась до Москвы, Itala «приобрела землистый оттенок».

Однако это ничего не значило ни для участников пробега, ни для их итальянских поклонников, восторженно встречавших победный рев Itala на улицах Парижа.

В честь той победы оригинальный цвет машины сделали официальным цветом всех итальянских гоночных команд. Позже Энцо Феррари выбрал rosso corsa (гоночный красный) и для своих машин.

Источник: на основе отрывков из книги Кассии Сен-Клер «Тайная жизнь цвета»